11-11-2021 16:37Новости / Наши люди

«Я делаю вывод, что я - человек счастливый»



Роза БАЛДЫГАРИНА, краевед

В 30-х годах, когда был страшный голод и много других бед, мой отец работал где-то в Омске. Потом они с матерью приехали тогда еще в Актюбинск и приняли участие в строительстве завода «Сельмаш». И вы знаете, такие вещи всегда очень связаны с историей области и города. Дело в том, что, оказывается, головное здание завода «Сельмаш» было построено если не на самих могилах, то, по крайней мере, где-то рядом с могилами точно.

«Утром вставала и собирала человеческие кости»

Наш домик папа построил в районе Москва. Но летом они с мамой, чтобы не ездить туда-сюда, оставались ночевать на работе. Он рассказывал, какая была мама храбрая: утром она вставала, прочитав Коран, собирала человеческие кости из-под стены. К примеру, вчера они замазали эти стены, а утром вдоль нее появлялись косточки. Она их собирала, складывала в мешочек, а потом выносили и перезахоранивали их.

Дело в том, что в прошлом веке, когда на этом месте воздвигали крепость, ее строили на месте большого кладбища. А потом, в 1872 году, когда в крепости жили солдаты, умерших хоронили не очень далеко от подножья этих холмов. Вот и получается, что сейчас, где «Сельмаш» и еще чуть дальше - там могилки...

После окончания строительства завода отец остался там трудиться, а женщин отправили работать и жить в подхозном хозяйстве. Они жили в барачных домиках. Сейчас на месте тех самых бараков санаторий «Чайка». До войны это был областной дом отдыха.

Жена старшего брата моего отца была великая трактористка, а моя мама должна была сидеть дома и ухаживать за всеми детьми, которые жили с ними. В одной комнате жили татары, в другой немцы, в одной из них болгары и русские. Когда все уходили на работу, ей оставляли всех детей, как в детский сад, и она одна должна была ухаживать за всеми.

Женщины собирали овощи. Я это запомнила, потому что мне рассказывали, что в 1941-1942 годах был большой урожай всех овощей, да и вообще всего. И вот они жили там, иногда выезжали в город. А в городе в доме жил мой отец, и, как рассказывала моя тетя, было очень сложно с продуктами: даже ловили сусликов.

Родилась 1 января

Я родилась в 1946 году. 1 января утром «вылупилась», там же в бараках. Но в документах у меня значится 5 января. Роды приняла женщина-татарка. Теперь я их называю - мои крестные татары. Мама послала дядю в город с сообщением к отцу о рождении дочери. Раньше ни машин, ни телефонов не было, поэтому он пошел пешком. Потом пока вернулся в город, пошел в горисполком, так и меня записали 5 января. Но это тоже было удобно. Родственники приходили 1 января, поздравляли с днем рождения, а на работе я отмечала 5-го.

После переезда в город мы стали жить на улице Водопроводная. Само название улицы говорило о том, где и как проходил первый водопровод в городе. Зачем-то ее в 1961 году переименовали в Интернациональную. Но действительно: там у нас был полный интернационал! Между улицами Карла Либкнехта, Шернияза и Ахтанова наша семья была единственной казахской. А от базара до вокзала жили всего 3-4 семьи казахов.

Учиться пошла я в казахскую школу №6, училась там до третьего класса. Была круглой отличницей, получала сталинские грамоты. А летом от болезни умерла моя мама. Моя тетя тогда сказала отцу: «Ее балует вся школа, все учителя и весь класс. Если так дальше пойдет, она у нас бандиткой вырастет. Отдавай ее в русскую школу!» Я до сих пор четко помню, как меня отец привел тогда в школу № 45 (потом она стала 22-ой). Пришли мы с ним в школу, я там где-то стою и слышу разговор директора школы и моего отца, а ему на тот момент уже было 60 лет. Отец говорит: «Обидно, у нее все три года сталинские грамоты, она отличница». И директор предложил взять меня в 4-й класс с испытательным сроком.



И уважение, и любовь

Я до сих пор вспоминаю, какие раньше были замечательные люди! Учительница Людмила Никитична мне казалась такой старой (нам, детям, все взрослые казались старыми, но сейчас я понимаю, что тогда ей было лет 35-40). И вы представляете, как они меня учили! Мне было так стыдно: я же отличница, три года подряд грамоты – и (не дай бог!) скачусь... У меня был такой бешеный страх. Устные предметы я буквально зазубривала. По математике я решать умела, но пока правильно составлю предложение… Мне для этого нужно было очень много времени. И что делала Людмила Никитична? Она нарушала все правила педагогики (потом-то и я в школе буду тоже нарушать правила педагогики в интересах детей). Значит, контрольная по математике, и, конечно же, все контрольные - на первом уроке. Звонок, на доске все написано. Урок закончился, весь класс тетради сдает. Розочка сидит. Первый урок я читала условия задачи, вникала, второй урок я решала, третий урок я записывала все в тетрадь. 4 урок, а я только переписываю все в чистовик. И вы представляете: никто не мешал и не хихикал надо мной. И до сих пор при встрече мы так рады друг друга видеть: обнимаемся, целуемся и кричим на всю улицу…

Поступала я в мединститут сразу после 11 класса, там как раз физику принимал наш дорогой Ушаков Владимир Васильевич. А я, когда подошла моя очередь, села к другому преподавателю. И там что-то со страху запнулась, и опять по физике 3, и я недобрала 1 балл. Ну, тут я думаю, что это все-таки повороты судьбы начались.

Пошла работать, год поработала в поселке Карахобда учителем, там первый и третий класс объединили, а еще я вела химию в 8 классе. Как раз учителя не было. Но так как на казахском языке никакие научные понятия не знала, я им новую тему рассказывала на русском, и они меня понимали прекрасно. Конечно, потом через полгода нашли учителя, меня от преподавания освободили, но у них остались ко мне и уважение, и любовь.

Институт я закончила с красным дипломом. Приехала в Актюбинск, а тут как раз открыли новую школу с английским уклоном.



«Человек в космосе»

Мы все тогда жили под каким-то таким сильным влиянием того, что нас ожидает прекрасное будущее. Самый простой пример - полет Гагарина. Когда Гагарин полетел в космос, мы учились в первую смену, это был 61-й год, я училась в 7 классе. Почему-то я пришла рано из школы, а тогда у нас было только радио: в час дня радио передавало новости, и мы почему-то его обязательно слушали. И вдруг в час дня из приемника раздался громкий звук, а мы так боялись этих позывных сигналов, все застывали. И вдруг слышим: Гагарин, первый человек полетел в космос. Я растерялась и побежала на улицу и кричу: «Человек в космосе! Человек в космосе!». И почему-то все побежали в школу.



Почти четверть века в музее

Потом со мной случилось несчастье, я заболела. И когда в очередной раз в поликлинике сидела у врача, встретила свою знакомую Лидию Александровну, она была учительницей начальных классов в том тысячелетии. Она сказала: «Знаешь, тебе в школе будет тяжело, тебе надо будет каждые полгода ложиться в больницу. Может ты пойдешь в музей?».

В музее я проработала полных 24 года и 8 месяцев. Меня взяли экскурсоводом, потому что по первому этажу надо было уже экскурсии проводить.

Я первая начинала экскурсии автобусные проводить и по городу, и за городом. Но это уже было вызвано финансовой необходимостью. Когда начались 90-е годы, музею из бюджета оплачивали только отопление. Нам же надо было на свет копеечки достать, за воду заплатить… И вот тогда-то мы и придумали платные услуги, одной из которых были экскурсии.

А еще одной из платных услуг стал мой проект краеведения. Он связан с тем, что в 1997 году, где-то в третьей декаде июля, ко мне домой приходит директор школы № 30 и говорит: «Апай, я хочу подать проект на грант». Мы с ней составили проект, и урок краеведения прямо на вторник поставили в расписание.



«Получила три сильнейших комплимента»

Я считаю, что за свою жизнь и за свою работу получила три сильнейших комплимента. Первый - это когда в 2004 году в наш город прибыл посол Англии в Казахстане. После экскурсии в музей он сказал: «Мне кажется, что в Казахстане каждый второй говорит по-английски». В те же годы из Шотландии приехал мальчик с мамой, и они попросили провести экскурсию по городу. Мальчику лет 12, и он говорит: «Когда я ехал сюда, земля была маленькая, а теперь большая». Представляете: 12-летний мальчик, посмотрев маленький Актобе, сделал такой вывод! И один из самых моих любимых комплиментов прозвучал совсем недавно. В автобусе ехала, и паренек, (наверное, 30-35 лет) поздоровался. Говорит: «Вы меня, наверное, не помните. Когда я маленький был, мы ходили к вам в музей на экскурсию, и вот всё вы рассказывали. Я запомнил».

Беседовала Наталья РЫДВАНОВСКАЯ
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: