«Так сложилось с детства: у нас вместо игрушек дома были краски и кисточки»



Мирас Кенжебаев, художник и поэт

У меня отец был художником. Он окончил факультет в университете имени Жубанова, я тоже учусь на 4-ом курсе. Видел его работы в разных галереях. В основном у него живопись – портреты и копирование. У нас дома с детства, помню, был портрет Моны Лизы. Я тогда узнал о да Винчи. Отец рассказал мне.

Вначале я думал поступить на факультет экономики, где-то в 10-м классе хотел поступить в архитектурный. В 11 классе отец мне говорил: «Мирас, сходи в универ на ИЗО. Если понравится, можешь поступить». Я зашел, мне показали аудитории. Атмосфера понравилась. Но все равно это оставалось для меня планом В. Преподавать детям, как папа, я не хотел. Но все-таки поступил. И сейчас не жалею об этом.



О творчестве

Советская школа меня привлекает больше, чем современное искусство. Но работы у меня есть и другие (абстракции в том числе).

Из-за карантина я полгода был в поселке со своей семьей, рисовал. В это время я и начал заниматься графикой. Мне показалось, что незаконченные работы говорят больше, чем завершенные. Можно посмотреть на нее и увидеть процесс – почувствовать его.

Если назвать трех любимых художников, то меня привлекают импрессионисты, в особенности Клод Моне. Очень нравится Айвазовский. Конечно, мне трудно было рисовать в жанре маринизм. Наверно, для этого нужно переехать хотя бы в Актау. А третий - Ван Гог.

Есть такой украинский художник Сергей Техов. Год или два назад увидел его работы в «Инстаграме». Написал ему о технике. Он ответил. И с этого момента я наблюдаю за ним. У меня есть работы, исполненные в его технике.

Была идея создавать инсталляции по городу. Еще хотел на стенах рисовать. Но проблема в том, как как жители отнесутся к этому. Что будет с этой работой? Кто-то может забрать картину, кто-то замажет.

Когда меня просят нарисовать человека, в 90 процентах случаев я рисую женщин. Я их выдумываю. Есть теория, что человек рисует того, кто подсознательно нравится человеку. Знакомые говорили о портретах: на ту девушку похоже, или на эту.



О поселке и городе

Я всегда хотел переехать. У меня нет какого-то конкретного места для переезда. Вначале куда-то, потом еще куда-то.

Давно не был в родном поселке, почти полгода. Поселок меняется. Создают маленькие парки, маленькие аллейки, но все банально. Не было такого, чтобы люди сказали: «Вау!» Думаю, что и не будет. Многие уезжают. Главное ведь - работа. Есть социальные объекты: школа, акимат, люди которые в них работают, они-то остаются. В Уиле нет производства. Может быть, это влияет.

В Актобе в плане архитектуры мне многое не нравится. Все делается, будто для отчета.

Люди постоянно жалуются. В «Инстаграме» сидят на сто процентов негативщики: акимат неправильно делает то или это, не так… Но ведь сами они не хотят принимать каких-то решений.

Актобе - маленький городок, но его строят-строят и не могут остановиться.



О поэзии

Со школьных лет пишу стихи. Еще когда учился в школе, распечатывал маленькие сборники своих стихов. В школе заметили, и я начал участвовать во многих конкурсах.

На первом курсе я еще писал стихи. А сейчас, когда об этом рассказываю, многие не верят.

На втором курсе меня привлекли стихи, лишенные рифмы. Есть такой актер Александр Петров. Во всех российских фильмах есть Петров. Я посмотрел его спектакль «Заново родиться». И мне понравились его стихи.

Мне показалось, что рифма сейчас – это банально. Что-то оригинальное найти почти невозможно. Те стихи, что пишутся, они будто копируют тех поэтов, которые жили до нас.

Казахи всегда сочиняли стихи. У нас ведь есть айтыс. Поэтому писать стихи - у нас в крови. Словарный запас казахского языка очень велик.

В двадцатом веке казахские поэты, как и русские, жили недолго, но очень много стихов оставили. Мне близок Мукагали Макатаев. Много событий исторических случилось в том веке, в том числе связанных с Россией. И многие стихи писались о патриотизме в советском духе. Макатаева, я думаю, не волновала вся эта суета.



О книгах и среде

Я не книжный человек. Но мне понравилась повесть немецкого писателя Петера Хертлинга «Бен любит Анну». Многие не знают этой книги. Я прочел ее в одном журнале. А потом потерял все журналы. В городе искал этого писателя – нигде нет.

Сейчас у меня такая среда – все книгоманы, они многое прочли.

Последние полгода я много чего сделал. Среда подталкивает.



Про кино

Я не любитель сериалов. Мне кажется, сериалы отнимают много времени.

Есть фильм у Тима Бертона «Крупная рыба». Он мне нравится. Те книги и фильмы, которые постоянно остаются в голове, они и есть любимые. Еще нравится «Вечное сияние чистого разума».

В киноиндустрии сейчас актуальная повестка – толерантность и прочее. Мне кажется, что люди переборщили с этой тематикой. Современные режиссеры постоянно боятся кого-то обидеть. То, что снимает Netflix, меня не особо притягивает.

У меня была такая фраза из популярного фильма «Евротур», где герои приезжают в Братиславу: «О, дорогой Актобе, ты мне, как Братислава».



О Японии и менталитете

Начал смотреть аниме, потому что их создают японцы. Мне нравится Миядзаки и Синкай, как художники. Каждая их фраза – глубокий смысл. Люблю «Ходячий замок».

Надежда есть, что мы достигнем японского уровня развития. Но через сколько лет – я даже не представляю. Менталитет мешает нам достичь этого. Японцы – азиаты. Мы тоже, вообще-то, азиаты, но у нас есть что-то более европейское. Японцы такие трудолюбивые, соблюдают правила. Даже Америка и Китай, я думаю, еще не достигли уровня Японии.



О своем характере

Иногда бываю интровертом, иногда экстравертом. В зависимости от климата, может быть. Когда холодно, появляется желание что-то делать. Жару не люблю. Многие творческие люди любили осень. Раньше думал, все это бред. Но климат очень влияет.

Я все-таки спокойный человек. Когда я сам по себе, один, тогда появляется много эмоций. Хорошо, что я рисую, хорошо, что я пишу.

У меня есть такое хобби: я отправляю своим друзьям, живущим в других городах, письма через «Казпочту». Да, у них есть «Инстаграм», «Ватсап», но мне хочется так.

Когда я зимой был в поселке, там ничего особенного не было. И в поселке не было почты. Ждал, когда приеду в город и отправлю друзьям письма. Начал писать маркером. А когда маркер закончился, сестра предложила мне свои духи. Ей на 8 Марта подарили очень дорогой парфюм. Она мне и говорит: «Здесь есть спирт, можешь попшикать и написать». Я написал - и у меня 30 страниц запахло французским парфюмом! Теперь, когда я чувствую этот запах, вспоминаю о карантине, о том, как все началось, и это очень атмосферно.

Бывает, я и сам оставляю письма в ящике друзьям в нашем городе. Пишу в старомодном стиле. Но сейчас перестал, потому что в это время я больше экстраверт. Может быть, зимой опять начнется.



Беседовал Ренат Таипов
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: