«Многие люди страдают и умирают дома в жутких болях»

«Многие люди страдают и умирают дома в жутких болях»


Директор медицинского колледжа 7 лет добивается открытия хосписа в Актобе. Он считает, что паллиативные отделения при больницах не оказывают должной помощи тяжелобольным пациентам, а мобильные бригады не могут эффективно работать на дому. Так, зачастую актюбинцы остаются один на один со своей бедой.

Артур САЙЫН

Хоспис – это место, где пациентам с неизлечимыми заболеваниями окажут должный уход, облегчат боль, а может, тем самым и продлят жизнь. Только сейчас, спустя годы неоднократных просьб, череды скандалов и жалоб, связанных с медициной, кажется, получено добро на открытие центра паллиативной помощи в Актобе. Разместить его хотят в бывшем здании областного роддома. Центром должен будет заправлять Актюбинский высший медицинский колледж имени Героя Советского Союза Маншук Маметовой. Директор медколледжка Мажит Кузбаков в интервью репортёру @aktobe_times рассказал, что за открытие хосписа в Актобе борется вот уже 7 лет, но он никак не мог преодолеть банальную незаинтересованность и отсутствие политической воли руководителей облздрава.



- Мажит Хамитович, почему хоспис в одном из крупнейших регионов Казахстана не удается открыть столько лет?

- Я этот вопрос поднимаю с 2015 года. Тогда я убедил руководство облздрава в необходимости открытия центра паллиативной помощи. Они выделили нам помещение в старой медсанчасти по проспекту Победы. Потом поменялся глава облздрава, и новый руководитель особо не вникал в проблему (или не хотел), и помещение забрали, так и не успев ничего сделать. Но моя цель не поменялась, я хочу открыть хоспис. В обывательском представлении хоспис может показаться какой-то тюрьмой, но это совершенно не верно! Это даже не больница, это дом, где при грамотно организованной паллиативной помощи можно продлить жизнь человека, это еще и место, где человек достойно проводит последние дни без боли, в чистоте и порядке.

Сейчас многие больные остаются без ухода, их закрывают и оставляют дома. Потому что родственникам надо зарабатывать деньги и кормить семью. В лучшем случае они нанимают сиделок. Ну, а кто такая сиделка? Она абсолютно не знает сестринского ухода, не может обрабатывать те же пролежни. Вот такая страшная ситуация складывается, эти семьи остаются один на один с этим. Таких людей много, просто об этом не говорят. Да и родственникам нужна социальная передышка, у них должна быть возможность больного положить в хоспис, например, на месяц. Потому что близким надо психологически отдохнуть. Зачастую они не могут куда-то поехать, где-то отдохнуть.

«Моя младшая сестра умирала от рака»

- Вы работаете больше 30 лет в системе здравоохранения, неужели в пору Советского Союза таким учреждениям не уделяли внимания? Кажется, что даже при независимом Казахстане вопрос создания хосписов никогда остро не стоял.

- В системе здравоохранения при Союзе таких учреждений не было, даже в России первый хоспис открылся только в 90-ых годах. В то время как на Западе это давно развито. Когда я еще работал медбратом и учился в нейрохирургии, помню, были больные со спинно-мозговой травмой. Они потихоньку умирали от почечной недостаточности, даже в больнице у них были пролежни. Потому что тогда не был налажен сестринский уход! Этому только в последнее время уделяют внимание. Сейчас у нас хосписы есть в нескольких городах. Первый открыли в Алматы, я специально туда ездил для ознакомления. Конечно, открыть там удалось благодаря вниманию общественности и поддержке меценатов, сейчас они поддерживаются государством. Что касается открытия хосписа в Актобе, об этом много говорила и говорит Татьяна Острецова (директор филиала Ассоциации семейных врачей Казахстана и руководитель учебного центра Казахстанской Ассоциации паллиативной помощи. - Авт.). Она говорит, что больные не должны страдать. Конечно, я ее полностью поддерживаю. Потому что я знаю, что это такое, когда твои близкие болеют. Моя младшая сестра в 58 лет умирала от рака. У нее были сильные боли. Это страшно! У нас в семье есть медики, и я сам медик, и если бы мы не могли достать обезболивающее, рецепт выписать, она бы страдала. Это было давно. Но я тогда задумался: а как же простые люди, откуда они возьмут обезболивающие? А второе - как им за больными дома ухаживать? Мы, врачи, знаем, а они нет. И даже сейчас многие люди страдают дома и умирают в жутких болях. Хоспис нужен.

- Тем не менее, правительство худо-бедно, но уделяет внимание развитию помощи тяжёлым больным. В Актобе есть паллиативные отделения при БСМП и при медцентре ЗКМУ им М.Оспанова. Должным ли образом они замещают отсутствие хосписа?

- Паллиативная служба у нас, конечно, не поставлена. Действительно, есть койки при медцентре и при БСМП, и по одной койке в каждой райбольнице. Но в БСМП, скажем так, больные долго лежать не могут, есть определённый стандарт койко-дней - 5,10 дней, а потом их должны выписывать, а ведь им нужна реабилитация. При медцентре нет как такового ухода, в основном, там люди получают химиотерапию. Вообще, эти койки используются нецеленаправленно, можно сказать.

- А что вы думаете, по поводу мобильных паллиативных бригад, которые созданы при поликлиниках и якобы оказывают помощь онкобольным с тяжелыми стадиями?

- Они не работают. По этому поводу: если мы откроем хоспис, то планируем открыть еще и стационар, а также организовать стационарозамещающую помощь. У нас обязательно будут мобильные бригады, но они будут работать не только с онкобольными, но и со всеми больными лежачими. Многие знакомые меня просили найти им медсестёр, чтобы они ухаживали за больными на дому. Это ведь о чем-то говорит. Существующие бригады при поликлиниках просто приходят к таким больным, назначение дают и все, на этом функции у них заканчиваются. Это простой обход. А мы хотим, чтобы они ежедневно ездили по плану и по вызову, и оказывали всяческую помощь. Надо забрать в стационар, значит, заберут, надо обезболить - дадут обезболивающее.


Эксперт считает, что нужно открыть новые паллиативные бригады при хосписе, которые будут ежедневно выезжать к больным в Актобе.


За помощью к Токаеву

- Что сейчас мешает открытию хосписа? Насколько нам известно, здание бывшего роддома уже передали вам.

- Целый год этим я этот вопрос решаю с антимонопольным комитетом. Они не понимают, говорят: «Зачем вам это, ведь вы обучающая организация». Я говорю: а почему медуниверситет держит свою клинику? Для того, чтобы студенты там постоянно были и обучались. У нас целая кафедра по сестринскому делу, в хосписе они будут учиться, и применять знания и навыки на практике. Вот так год бились, но сейчас, когда мы сказали, что напишем президенту Токаеву, они стали искать возможности, вроде. Вторая проблема связана с лицензиями: я вот сейчас хочу открыть хоспис, но нет такого подвида деятельности – паллиативная помощь. Нам придётся брать хирургию, терапию, но мне хирургия не нужна там. Вот в Алматы хоспис давно открыли. Они, правда, взяли лицензии на терапию, онкологию и еще что-то. Сейчас, чтобы эти лицензии получить, я должен столько оборудования купить. Которое мне не нужно и обойдется очень дорого. Но пока думаем взять лицензию на терапию. Третья проблема: в любом случае, в этом здании (бывшем роддоме) нужен ремонт системы отопления, водоснабжения и многое другое. Помещения надо переделать под хоспис. В палатах не должны лежать по 4-5 человек, а один пациент со всеми удобствами. Работы много.

- Но все-таки, будет ли у нас хоспис?

- В этой инициативе нас поддерживает областное управление здравоохранения, хотя не скрою – это здание забрать хотят многие учреждения, поликлиники и прочие. Сейчас мы должны получить постановление акима об открытии центра паллиативной помощи. Если получится все, то финансировать будут из бюджета.

- Вы знаете, редакция «АТ» неоднократно поднимала тему открытия хосписа. Некоторые представители облздрава только недавно называли хоспис «плохим показателем» для региона. Другие же должностные лица высказывали сомнение в том, что в хосписе, учитывая специфику работы, найдется много желающих трудиться.

- Эти люди, которые так говорят, просто не понимают, что такое хоспис. Если (не дай бог!) он или его близкие столкнутся с такой болезнью, тогда они по-другому скажут. А по поводу, что никто не захочет работать, еще раз говорю: у нас целая кафедра сестринского дела. Кто не понимает значимость хосписа, просто не сталкивался с лежачими больными: страдают больной и его близкие. Таких семей много, их не видно и не слышно, но они есть.

- Вы сейчас, полагаю, единственный, кто хочет открыть хоспис и у кого такая возможность есть. Вы ждали столько лет. Есть силы бороться дальше?

- Сейчас нам нужна поддержка народа. Ну, если с работы не уберут и не скажут: «Надоел ты со своим хосписом», буду работать и дальше! – смеется Мажит Хамитович.

Похожие новости

Календарь новостей
«    Февраль 2023    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728