Онкобольные в Актобе умирают в страшных мучениях

Онкобольные в Актобе умирают в страшных мучениях


В Актюбинской области (вопреки планам по борьбе с онкологическими заболеваниями) не созданы отдельные мобильные бригады для помощи страдающим от рака. Люди жалуются, что их родные умирают дома, мучаясь от боли.

Артур САЙЫН


Тяжелобольных пациентов с онкологией на дому должны посещать мобильные бригады с медработниками и оказывать необходимую помощь. Но на деле происходит иначе. Онкобольные нередко умирают дома, порой так и не дождавшись облегчения своих мук. Об этом репортёру @aktobe_times рассказали близкие страдающих от рака.

«Со второй стадии сразу прыгнули на четвертую»

Мама Алины Тулегеновой умерла 22 мая. Марина Якименко прожила чуть больше года после того, как узнала, что у нее рак.



- Моя мама всегда говорила: «Не ругайся», ведь она хотела просто лечиться и ни с кем не портить отношений, - вспоминает Алина Тулегенова. - Но ее теперь нет, а все, что накипело, осталось во мне. Рак у нее нашли 3 марта 2021 года. Мы практически сразу оказались в онкологической больнице. Нам прописали 6 курсов химиотерапии, мы это прошли. В сентябре у нас была операция, потом назначили еще курс химиотерапии. И тут появляются свищи на месте, где делали операцию, пошел гнойный процесс. Я звонила в скорую, они не знали, что им делать, при нас звонили в онкологию. Ее не хотели брать в БСМП. Потом все-таки я ее сама отвезла в онкобольницу, там ее выходили. В марте 2022 года мы уже закончили химиотерапию, и нас отпустили. Метастаз не было, была вторая стадия рака. Спустя три недели появились боли в правом боку со стороны печени. Мы сделали УЗИ и обнаружили метастазы в лёгких, печени, одна почка отказала. Получается, за три недели со второй стадии сразу прыгнули на четвертую. Она умерла дома с болями. За этот год, как обнаружили рак, ни о каких мобильных бригадах я никогда не слышала, нам и не предлагали обращаться за их помощью.

У мужа Ирины в прошлом году обнаружили злокачественную опухоль в почке. Детей у них нет, Ирине пришлось самой ухаживать за супругом и уйти на дистанционный режим работы. Ее зарплата стала единственным источником доходов семьи.

- Диагноз мужу поставили в мае прошлого года, уже год боремся за его жизнь. У него почечная карцинома 4-ой стадии с метастазами в лёгких. На комиссии нам сказали, что уже все поздно, только слышали упреки: «Где были раньше, и о чем вы думали?». У него постоянная температура, потерял килограммов 10, наверное. Он испытывает сильные боли в суставах. Постоянно лежит, ходит с большими усилиями. Здесь лечиться мы не стали, потому что нет доверия к нашим врачам, они нам сказали, что надо оперироваться, гарантий не дали никаких. Поэтому мы уехали в Турцию. Мы прошли два курса химиотерапии, в прошлом году в июле ему удалили почку, но есть метастазы, будем бороться. Я ведь сама за ним ухаживаю. Участковый врач знает, что у него такой диагноз, что нам обоим тяжело. Но за этот год ни разу никто не позвонил, не написал. Не поинтересовались, куда мы «потерялись», и что с моим мужем. Равнодушие, одним словом, - говорит Ирина.

У другой актюбинки Айгерим муж тоже страдает раком. За время болезни врачи, не считая фельдшеров, по ее словам, ни разу не переступили порог их дома.

- У мужа рак легких 4-ой стадии. Диагноз поставили в прошлом году. Нашей семье повезло в том, что я сама медсестра, оказываю помощь мужу, и постоянно на телефоне со знакомыми врачами. А что, если бы меня не было, кто бы ему помог? Я не сомневаюсь в детях, но, когда человеку трудно передвигаться, он страдает от боли, это тяжело пережить. Да и не всякий знает, что надо делать и как облегчить страдания. Сейчас мы планируем лечиться, руки не опускаем, ведь у нас 5 детей, трое несовершеннолетние, есть внуки. Справляемся сами. – рассказывает Айгерим.



«Это просто формально существующие бригады»

За экспертным мнением по поводу создавшейся проблемы мы обратились к директору филиала Ассоциации семейных врачей Казахстана и руководителю учебного центра Казахстанской Ассоциации паллиативной помощи Татьяне Острецовой. Она принимала активное участие в разработке 3 Дорожных карт по развитию паллиативной помощи в Казахстане, в том числе в последней на 2022-2025 годы.



- Эти мобильные бригады действительно создали несколько лет назад, причём по всей республике, - говорит Татьяна Острецова. - Каждый визит такой бригады оценивается в 6800 тенге, все за счет государства. Это должна быть полноценная услуга, а не просто посещение больного участковым врачом или медсестрой. Хотя на практике бывает, что это записывают, как выезд мобильной бригады. В эту бригаду должен входить врач, причем любой: терапевт, онколог, семейный врач. Но самое главное, он должен быть обучен принципам паллиативной помощи. Далее, входят сюда медицинская сестра, психолог, соцработник — это основные фигуры. Также могут привлекаться любые специалисты, в зависимости от проблем: может быть невропатолог, психиатр. Бригады должны обслуживать больных на дому, в тюрьмах, интернатах, когда необходимо откорректировать лечение, провести обработку пролежней, обучать родственников уходу за стомой. Ну, масса вариантов!

Татьяна Острецова уверена, что паллиативная помощь на дому в Актюбинской области организована весьма посредственно:

- Могу сказать, что это просто формально существующие бригады, которые не отвечают своим задачам. Это подтверждают многие пациенты, которые ко мне обращаются, некоторые из них ничего уже не смогут рассказать, потому что они ушли навсегда. Я знаю случаи, когда люди умирали просто дома в одиночестве. Я могу об этом ответственно судить уже не по многочисленным обращениям людей, а еще и потому, что специального обучения этих бригад за последние годы никто не проводил. Учитывая, что наша организация (учебный центр Казахстанской Ассоциации паллиативной помощи) является на сегодняшний день практически единственной, которое такое обучение организовывало. Работая в нашем медуниверситете, точно знаю, что такого обучения здесь тоже нет.



Не по планам?

Создать мобильные бригады паллиативной помощи - одна из задач, которые поставило правительство перед регионами в комплексном плане по борьбе с онкологическими заболеваниями в Республике Казахстан на 2018-2022 годы. Черным по белому в постановлении правительства указано, что в бригадах должны состоять психолог, социальный работник и средний медработник. Но в Актюбинской области отдельных бригад нет:

- У нас есть поликлиники, там те же самые люди, врачи поликлиник работают, выезжают по домам, - говорит заместитель руководителя управления здравоохранения Актюбинской области Бекболат Избасаров. - Врачи совмещают эти задачи по графику со своими основными. Отдельной бригады нет, как скорой помощи. Такой должности, например, как врач мобильной бригады паллиативной помощи, по Казахстану нет вообще. Если нужна психологическая помощь, то идет психолог, если социальная, то соцработник, в зависимости от потребности. Это не значит, что все едут одновременно. Основная цель бригад - адекватно обезболить пациентов. Обязательного обхода пациентов нет, все по показаниям. А так, что медсестра должна посетить раз в месяц приказа нет, она может каждый день ходить или в два месяца один раз.

В Казахстане действует стандарт организации оказания паллиативной медицинской помощи. В нем сказано, что медработники (не говоря уже о мобильных бригадах) обязаны обходить пациентов, нуждающихся в паллиативной помощи:

«При необходимости получения помощи на дому от пациента, прикрепленного к медицинской организации ПМСП и нуждающегося в паллиативной помощи, регистрируется заявка в медицинской информационной системе организации. После получения заявки врач ПМСП оценивает критичность срочности выезда.

При плановом осмотре врач ПМСП осуществляет активное посещение пациента на дому. Плановое посещение пациента на дому осуществляется врачом не менее 1 раза и не менее 4 раз средним медицинским работником в месяц», - указано в документе.

Наладить паллиативную помощь в Актюбинской области, конечно, хотят, но, видимо, реализовать это получится совсем не скоро.

- Нам нужен хоспис, с ним мы хотим, чтобы была отдельная мобильная бригада, как в Алматы. Вот там они целый день кружат по городу и посещают больных, - продолжил Избасаров. - По типу такого мы хотим сделать в здании бывшего перинатального центра. Чтобы хоспис был при медколледже. Но сейчас зданию требуется ремонт, потом надо будет получать лицензии, поэтому о сроках создания хосписа говорить рано.

По данным облздрава, в 2021 году для работников, задействованных в мобильных бригадах, выделено около 14 миллионов тенге, в 2022 году более 30 миллионов. «Бригады» в 2021 году посетили 288 пациентов, а в 2022 году - пока 202 пациента.

- Вообще не должно быть при каждой поликлинике таких бригад – это абсурд. Должно быть несколько бригад в городе, в частности, одна бригада на 100 тысяч населения. То, что поликлиникам раздали эти деньги, и будет означать, что эти бригады никогда не заработают нормально, потому что такого количества тяжело больных на участках нет. Вот они совмещают эти работы, так скажем, идет оптимизация, в результате которой работа хромает. И потом мы всегда просили у облздрава: «Дайте конкретно список людей, к которым выезжают врачи, чтобы мы с ними поговорили, и они дали оценку». Пока этого нет, цифры ни о чем не говорят, - прокомментировала Т. Острецова.

Системный характер?

Редакция «АТ» всегда поднимала в своих публикациях проблемы в системе здравоохранения региона. В прошлом году онкобольные и их родственники рассказывали нам о том, что им вовремя не выдают обезболивающие, а также почему страдающие онкологией отказываются лечиться в Медицинском центре ЗКМУ имени Марата Оспанова. Также репортеры поднимали проблему отсутствия хосписов.

В 2021 году минздрав отметил, что Актюбинская область попала в число регионов, где наиболее остро сохраняются проблемы по предоставлению медицинской помощи онкопациентам.

Похожие новости

Календарь новостей
«    Август 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031