Белая крепость: четыре века на охране Великого Шелкового пути


Примерная план-схема огузской крепости на городище Жезды.


Подобно фэнтезийному Минас Тириту из «Властелина колец» возвышалась над Устюртом Белая крепость огузов. Гарнизон ее охранял караваны. А сторожевые башни сигнальным огнем сообщали о наступлении орд неприятеля. Исследователь городища, археолог Арман Бисембаев в мельчайших деталях рассказал @aktobe_times об устройстве крепости и быте ее защитников.

Ренат ТАИПОВ


Городище Жезды с 8 по начало 11-го века превращено было в крепость – форпост государства огузов, охранявший караванные пути. В годы расцвета военный городок насчитывал 300-400 человек. Здесь проживали воины с женами и детьми.

Расположенная на одном из северных уступов плато Устюрт крепость в плане своем представляла трапецию, обнесенную мощной стеной.

- В основании стена составляет 2,5 метра и постепенно сужается кверху, - объясняет археолог Арман Бисембаев. – На ней есть уступ, на котором может находиться воин. В случае нападения он следит за движением вражеских войск и стреляет из лука по неприятелю.

По всему периметру стена укреплена башнями. Причем с восточной стороны, где склон пологий настолько, что даже всаднику можно взобраться, стена была более мощной.


Привратный лабиринт перед южным входом в укрепление.


Через ворота

Крепость двухвратная. Основные ворота, естественно, южные. Поскольку только через них с территории плато и можно было попасть в укрепление. Но подойти к воротам – для неприятеля задача не из легких. Вход в крепость защищён привратным лабиринтом.

- Благодаря этому сооружению, прямая атака фактически невозможна, - говорит историк. - Ведь неприятель вполне мог применять тараны, а деревянные ворота можно подпалить горящими стрелами. Лабиринт от всего этого и защищает.

Перед южной стеной археологи обнаружили небольшие остатки рва.

- Воды во рву не было, - добавляет Арман Бисембаев. – Но для лошадей и для «пехотинцев» такое препятствие составляло серьезную проблему.

Изнутри крепости к южной стене примыкали два больших строения, в каждом из которых могли разместиться по 7-8 человек. Археологи полагают, что это были казармы.

Через южные ворота вид открывался на центральную улицу, насквозь пронзавшую крепость и выводящую через северные небольшие ворота на площадку перед самым обрывом. На этом небольшом участке археологи также нашли несколько строений.


На раскопках одного из жилых домов.


Жилье и быт

Центральную улицу с обеих сторон обступали жилые дома. Площадью жилища небольшие – 2,5 кв. метра. Высотой в два метра, с четырехскатной крышей, выложенной из жердей и покрытой камышом, соломой и шкурами животных. В каждой крыше – круглое отверстие для выхода дыма от очага.

- Люди древности и средневековья не нуждались в коттеджах. 80 процентов времени они находились на свежем воздухе. А домой приходили только поспать. К тому же, и для обогрева большие площади не нужны, - поясняет археолог.

Очаг мог размещаться как в центре, так и у стен жилища. В каждом доме в одном из углов располагалась хозяйственная яма, в том числе для хранения мяса. В небольшом количестве огузы могли закупать пшеницу на караванных путях. Но пшеница тогда стоила дорого. Поэтому чаще ели грубый хлеб из молотого проса. Эту культуру выращивали за стенами городища.

- Просо хорошо растет и самостоятельно, как сорняк, - говорит Арман Бисембаев. - Только диких кабанов отгоняй, уж очень сильно они просо любят. Дикие кабаны и сейчас водятся на Устюрте.

Интерьеры жилищ были скромны, но огузов удовлетворяли. Вдоль стен от обложенных плитами очага выстраивались пустотелые лежанки из камня. Назывались они весьма созвучно современным предметам мебели – суфа. Жар от очага шел по ним и так обогревал помещение. Окон в домах не было, и только - по одной двери. Жилые дома прилегали друг другу плотно: стена одного строения служила стеной для другого. И слева, и справа от центральной улицы шли несколько рядов жилых домов, образуя дополнительные улочки.


Развалины крепости. Справа на удалении видна одна из сторожевых башен.


Дом предводителя

Посреди военного городка располагалась площадь, служившая прежде всего местом сбора для воинов. Рядом с площадью возвышался княжеский дом. Его археологи обнаружили в прошлом году.

- Дом военного предводителя был больше обычных строений, - рассказывает историк. - В диаметре он составлял около 4,5 метра. Поверх стен в два метра высотой располагался купол, удерживаемый изнутри пилонами. В куполе также находилось отверстие для освещения дома и выхода дыма.

Каменоломня

Вся крепость построена из плотного ракушняка. Каменоломню археологи обнаружили неподалеку.

- Камень ломали точно так же, как это делали древние египтяне. В каменной плите сверлили отверстия, забивали деревянные колья. Затем колья поливали водой, они расширялись и ровно раскалывали плиты. После их достаточно было лишь немного обтесать.

Системой канализации крепость не оборудована. Как объясняет археолог, вопрос туалета решался самым простым образом: сел на лошадь, отъехал и исполнил.

Древний колодец

Воду брали из колодца, расположенного в ложбине с восточной стороны городища. По всей видимости, колодец оборудовали еще в ранний железный век (как минимум, до 3-го века до н.э.). Огузы лишь за ним тщательно ухаживали и достраивали.

- Колодец выполнен из очень тщательно подогнанных каменных плит. Они сложены в виде колбы. В верхней части он такой, что человек с трудом пролезет. А ко дну расширяется. Высота колодца метров пять. Наполнялся он грунтовыми водами. Вход закрывался специальной крышкой, - описывает археолог. - Мы хотели изучить внутреннее устройство колодца. Верхние камни разобрали, чтобы залезть, а потом увидели клубки змей на дне. Попытались выкурить их. Бросили подожженные ветки, в итоге змеи полезли из всех дыр рядом с нами. Мы, испугавшись, всё побросали и убежали оттуда. Но потом, конечно, вернулись. И камни, как они были, собрали снова.

Быт и молитвы

Лошадей огузы держали за пределами городища. Стойла для них не строили. В случае нападения, на время обороны, коней заводили в крепость.

В городище, скорее всего, действовала кузница. Но пока следы ее не найдены. Женщины занимались лепкой посуды. Обнаружили в крепости и керамические изделия, созданные на гончарном круге. Они сильно отличаются по фактуре и сделаны из глины, не добываемой на Устюрте. То есть керамику эту огузы покупали у купцов с караванов, которые регулярно останавливались на отдых у подножия крепости.

Помещений для отправления религиозных обрядов в городище не нашли. Молились огузы, видимо, на могилах своих предков, расположенных вблизи крепости. Над могилами возводили стены. Богатые захоронения имели купол. Следов письменности на могилах археологи не встретили. Но к 11-му веку уже вовсю использовалась тюркская руника, многие знали арабский язык.

Покидая Устюрт

В самом начале 11-го века с современной территории Центрального Казахстана в земли огузов вторгаются кыпчакские племена. Следов жестокой осады городища Жезды археологи не нашли. Судя по всему, получив известие от гонца о наступлении несметных полчищ противника, военный гарнизон самостоятельно покинул крепость. Огузы навсегда ушли с плато Устюрт, оставили Приаралье и двинулись дальше, давая начало новым народам и отстраивая новые города.

Похожие новости

Календарь новостей
«    Май 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031