В Актобе безжалостно уничтожают памятники прошлого

В Актобе безжалостно уничтожают памятники прошлого

Кто разрушил одно из зданий станционного комплекса - инспекторы установить не смогли.


На улице Ломоносова снесли железнодорожные казармы, построенные в самом начале прошлого века.

Ренат ТАИПОВ


От архитектурного комплекса железнодорожной станции в Актобе в ближайшие годы может уцелеть только водонапорная башня, сообщает @aktobe_times Комплекс этот был отстроен к 1903-1905 годам при обустройстве очередного участка Ташкентской железной дороги. Он включал в себя здание вокзала, дом коменданта, большое и малое паровозное депо, механический цех с кузницей, мастерские, уже упомянутую башню, продовольственный пункт и казармы для рабочих.


Первый актюбинский железнодорожный вокзал. Фото представлено компанией «Казахстан темир жолы».


Старый вокзал, как известно, разобрали в начале 70-х годов, часть казарм отдали под жилье, в других расположились разнообразные склады и конторы. Но еще на излете советских лет эти постройки, выложенные из обработанного природного камня, сохраняли общность внешнего вида.

Забыли

Впоследствии из-за полного отсутствия архитектурного контроля новые владельцы зданий начали возводить пристройки, обшивали фасады сайдингом – зримая историческая привлекательность этих осколков станционного комплекса постепенно сошла на нет. Но до последнего времени на «островке» по улице Ломоносова часть построек сохранялась практически в первозданном виде.

В прошлую среду, 27 июля, этот участок посетила главный инспектор Центра исследования, реставрации и охраны историко-культурного наследия Маржан Алиаскарова. Привел ее сюда известный в городе коллекционер и краевед Анатолий Самборский. От увиденного оба актюбинца оторопели. Часть казарм оказалась полностью снесена, а другая - полуразрушена.


Анатолий Самборский демонстрирует одну их сохранившихся утермарковских печей.


- Инициатива осмотреть старую часть города поступила от центра. Маржан попросила, - объяснял двумя днями позже репортеру «АТ» Анатолий Владимирович. - Я и говорю: давайте пройдемся вдоль железной дороги, заглянем на Ломоносова, дойдем до элеватора. Вот и заглянули. Маржан от увиденного была в ужасе. Они хотели поставить исторически ценные здания, которым уже более 100 лет, на учет. А тут такое!

Разруха

В пятницу, 29 июля, репортеры «АТ» в сопровождении Самборского также побывали на развалинах. От одной из казарм (термин – условный; вероятно, изначально здесь располагался продовольственный пункт) сохранилась только стена. Вторая казарма разрушена наполовину. В помещениях свалены добротные скамьи и столы на козлах, по углам расставлены высоченные утермарковские печи, изобретенные еще в 1820 году и применяемые в Стране Советов до середины прошлого века.


От казармы на улице Ломоносова осталась лишь одна стена.


Анатолий Владимирович бережно достает из сваленных в кучу вещей изрядно потрепанный портрет Ленина, находит и фотографии партийных функционеров поздних советских периодов.


Так выглядел продовольственный пункт в Казалинске.


Во дворе разбросаны составные части противогазов и просроченные много лет назад индивидуальные перевязочные пакеты. Видимо, в одном из помещений размещался склад средств гражданской обороны.

Несколько зданий станционного комплекса снесены до основания. Рядом сгружены железобетонные лотки и плиты.

Крыть нечем

Кто на улице Ломоносова наводит свои порядки: сносит старинные здания и готовится к постройке новых – выяснить репортерам «АТ» не удалось. Не узнали этого и сотрудники центра охраны исторического наследия.

- Что находилось в этом разрушенном здании, мы не можем установить. Вот в архиве сидим. Кто их разрушил тоже неизвестно. У нас данных нет, - объясняла 1 августа в ходе телефонного разговора Маржан Алиаскарова. - Будем дальше смотреть, изучать. Пойдем на Курмыш.

- Намерены ли вы каким-либо образом остановить уничтожение архитектурного наследия Актобе? И действует ли в Казахстане какой-либо закон, защищающий здания старше 100 лет?

- Нет, такого закона нет. Мы общаемся с частниками. Но, видите ли, они зачастую полагают, что мы хотим у них отобрать здания. Не можем до них достучаться, чтобы они поняли: мы ничего не отбираем, просто хотим, чтобы они их не сносили и сохраняли первоначальный облик. Просто хотим с ними договориться.

- Создана ли юридическая база под такие договоренности?

- Ну, такого прямо конкретного закона нет. Чисто по-человечески хотим. Этим зданиям ведь по 100 лет, зачем их разрушать? Зачем их переделывать? Если они в первозданном виде намного интереснее.

«Старый музей» не восстановили в правах

Репортер «АТ» напомнил Маржан Алиаскаровой, что в прошлом году, благодаря пристальному вниманию нашей газеты, удалось сохранить здание, в котором располагался краеведческий музей. Оно оставалось бесхозным на протяжении двух лет. После того, как аким Сапарбаев перебазировал коллекции в микрорайон «Батыс-2», «старый музей» стал пристанищем для бродяг и наркоманов. Более того, маслихат совместно с руководством центра в 2020 году исключил это старинное здание из Государственного списка памятников истории и культуры местного значения. После серии наших статей делом занялась прокуратура. Но в этот перечень «старый музей» до сих пор не вернули.

- Предварительно, в списках он будет, - уверяет Алиаскарова. - Была комиссия. И в маслихате должны его утвердить в этом списке. Работа идет.

Засуетились

- В апреле текущего года городская прокуратура сообщала, что руководитель вашего центра Фархад Досмуратов предоставил надзорному органу список из 9 городских объектов, которые не находились в упомянутом перечне, но требовали включения в него. Прокуратура сочла, что 9 объектов - очень мало, и потребовала от Досмуратова в кратчайшие сроки представить расширенный список. Через 20 дней он это сделал. В список попали 27 строений. Что это за здания?

- Да, такой список составили. В него включили бывший кинотеатр «Пионер», вторую поликлинику, школу №22 и другие. Сейчас готовятся паспорта по этим объектам. Решение будет принимать маслихат.

- А объекты, построенные для обслуживания железной дороги, туда вошли? К примеру, у нас есть водонапорная башня на улице Герцена – она попала в список?

- Да, она туда вошла. Ее сдали в эксплуатацию в 1904 году, и она представляет историческую ценность.

Как видно из ответов главного инспектора, для действенных мер по сохранению архитектурного наследия в Казахстане не создана необходимая законодательная база. На устных договоренностях (да к тому же при частой сменяемости владельцев зданий) защитить памятники старины явно не удастся. К тому же, внимательный читатель может заметить, что охранный центр действует не первый год, а к сбору данных по Актобе специалисты приступили совсем недавно.


Мастерские на станции в Актюбинске.

Похожие новости

Календарь новостей
«    Сентябрь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930