Вонь в Актобе: что скрывают от горожан?

Вонь в Актобе: что скрывают от горожан?


Репортёры «АТ» и экозащитники осмотрели главные источники зловония. Пасущийся у фекальных прудов скот и барда, источающая дурной запах, дополнили удручающий список городских нерешенных проблем.

Артур САЙЫН


Пасущийся скот у гигантского пруда канализационных вод, дурно пахнущие стоки в реку Илек и многое другое обнаружили общественники вместе с репортером @aktobe_times

Итак, 6-го мая мы отправились на поиски источников зловония в городе. И надо отметить, что столкнулись с более удручающими обстоятельствами, нежели себе представляли.

«Пахло, как от мертвой собаки»

Экорейд начался с посещения промзоны. Неподалеку от бывшего завода ЖБИ-25 располагаются 46 карт с залежами барды – отходами спиртзавода. Еще до недавнего времени они считались одним из основных источников зловония в Актобе. Но экологи твердили, что после применения специального препарата «Экомик Про-В» в 2018-2019 годах неприятные запахи не будут более терроризировать горожан. Однако еще в прошлом году репортёры «АТ» убедились в обратном. Хотя залежи и «деактивированы», зловоние все же доносилось до города. А уж в непосредственной близости от самой барды и вовсе находиться было сложно. От запаха подкатывала тошнота, начинала болеть и кружиться голова.


Карты с бардой продолжают источать зловоние. Эксперты уверены, что запах усилится к лету.


Год спустя очевидно, что барда, как говорится, и ныне там. Равно как и вонь от нее. С нами в рейд отправился Аскар Кадыров, представитель ТОО «Экополис+», компании, которая ранее занималась деактивацией барды. Кадыров уверен, что карты надо закопать, а в запахе, который никуда не делся, виновны грунтовые воды, которые подмывают барду снизу, что приводит к ее гниению.



- Раньше здесь воняло страшно, тут стоять было невозможно! - говорит Аскар Кадыров. - Сейчас эта вонь в город не дойдет, здесь все деактивировано. Раньше тут пахло, как от мертвой собаки. Сейчас смысла снова деактивировать залежи нет, только деньги потратим. Лучше это дело все закопать, я предлагал властям, но нет никакой реакции.

Некоторые экозащитники решили, что стоит лишь дождаться жары, и тогда запах точно даст о себе знать. В любом случае с картами надо что-то делать, тем более, что доступ к ним открыт, и никто не мешает сливать сюда еще что-нибудь.

Фекальное озеро и пасущиеся стада

Следующая наша остановка была у иловых площадок канализационно-очистных сооружений (КОС). Запах тут стоял невыносимый. Мы продержались несколько минут и буквально убежали в машину. Стоит отметить, что в конце апреля в департаменте экологии Актюбинской области сообщили, что в этом году была подана бюджетная заявка на закуп неких микробиологических препаратов для переработки иловых площадей. Выделены ли средства и закуплены ли препараты, пока неизвестно. К тому же, еще с 2020 года идут разговоры о строительстве станции утилизации, где бы эти иловые осадки перерабатывались. Как заявляли в АО Аqtobe su-energy group, после такой переработки конечный продукт можно было бы использовать в качестве удобрения в сельском хозяйстве.


Иловые площадки КОС: запах фекалий просто сшибает с ног.


Если большинство твёрдых отходов остается на КОС, то куда же уходит жидкость? АО Аqtobe su-energy group ранее уже признавало, что у них имеется специальный пруд-приемник, где собираются стоки. Мы отправились на его поиски. По извилистой просёлочной дороге кружили долго и вскоре поняли, что заблудились. Узнать дорогу решили у актюбинских старожилов. По телефону нам объяснили коротко: «К пруду вас приведут стада животных».

И действительно, ближе к поселку Курайли замелькали силуэты лошадей.



Это был целый табун. Дальше мы увидели стада коров, а потом гигантский зловонный пруд. Вблизи расположен огромный колодец. Заглянув в него, мы увидели, как грязная вода большими потоками течет в две большие трубы. Они уходят под землю и так наполняют «фекальное» озеро.



Перед входом на территорию пруда стоит указатель, свидетельствующий о том, что земля принадлежит АО «Акбулак» (старое название до слияния с АО «Трансэнерго»). Странно: здесь бродят животные, стоит сельхозтехника. Но ни чабанов, ни сотрудников Aqtobe su-energy group мы не увидели.


На территории, где расположен пруд-накопитель, пасётся скот.


- По идее, тут нельзя такие хозяйства открывать, - предполагает член штаба Экологического сообщества Актобе и региона Мурат Жакиев. – Кто дал разрешение? Непорядок! А если они (животные) эту воду…

- Пьют, - закончил фразу репортёр. – Да еще, наверное, потом мясо или молоко от них на прилавках появляется…



Напомним, что о существовании здесь крестьянских хозяйств уже было известно.

- Местные исполнительные органы выдали участки под крестьянские хозяйства во временное и долгосрочное землепользование вокруг КОС, - говорил ранее и.о. руководителя департамента экологии Талап Уснадин. - В акимат города направлено ходатайство об изъятии у владельцев земельных участков. Вообще нельзя было давать эти земли! В настоящее время вопрос остается открытым.

Тогда экологи говорили о том, что вокруг КОС, а именно в пределах санитарной-защитной зоны, хотят высадить деревья. Тогда и обнаружилось, что некоторые участки земли отдали фермерам.

Представителей крестьянских хозяйств в этот день мы не нашли. Полагаем, что разбираться в том, пьет ли эту воду скот, можно ли ему вообще здесь находиться, и прочие вопросы должны выяснить компетентные ведомства.

Куда текут нечистоты?

В этом пруду, как пишет монополист у себя на сайте, «в течение года происходит естественная доочистка» и в весенний период во время паводка вода из пруда сбрасывается в реку Илек. Мы нашли этот зловонный канал. В силу того, что мы не могли объехать всю территорию, то не можем утверждать точно, но часть канала определенно забетонирована. Вблизи села Курайли видны остатки мутной воды. Присутствуют запах фекалий.



Мурат Жакиев засомневался в том, что предварительная очистка в КОС проходит, как положено. Эко-активист предлагает сделать анализ этой воды в независимой лаборатории. Общественники считают, что стоки с фекалиями и прочими отходами напрямую попадают в Илек. Если так, то, возможно, этим и можно объяснить периодический мор рыбы в реке.

Решить сложившуюся ситуацию планировали реконструкцией КОС. Аким города Асхат Шахаров минувшей осенью говорил, что сбросы в реку Илек прекратятся, а неприятные запахи в городе исчезнут.

- По КОС вопрос уже сдвинут с места, уже внедрен в Комплексный план Актюбинской области. Порядка 16 миллиардов тенге по ГЧП утверждено, по ЧФИ (частная финансовая инициатива. – Авт.) одна компания изъявила желание участвовать. У нее есть необходимое оборудование, и до конца следующего года вопрос с КОС «под ключ» нам планируют закрыть. Будет современная переработка, в конечном итоге та вода, которую мы будем получать, будет пригодна для технических нужд для ближайших заводов. Не надо будет осуществлять слив в трансграничную реку. – говорил градоначальник.

Но пока мы видим, что воз и ныне там, реконструкция так и не началась.

«Откуда запах сероводорода?»

Рейд показал, что актюбинцев скорее всего вновь ожидает зловонное лето. И хотя сейчас на канализационно-насосных станциях заливают катализатор сероочистки «Ивказ», это вряд ли коренным образом исправит ситуацию. По мнению эко-активистов, не все источники дурных запахов изучены полностью.

- У нас каждый год начинается истерия, все кричат: «Откуда запах сероводорода?» - говорит руководитель ОФ «Решимость и единство действий» Александр Мандрыкин. - Мы еще не знаем до сих пор где и что именно воняет. Вот есть эти барды, почему их не ликвидировали? Потому что нет реестра экологических проблем, ЖКХ этого не ведет. Этим займемся мы. А сейчас опять начинают заливать «Ивказ» и думают, что решат проблемы с вонью. Есть ли вообще обоснование по его применению? Здесь нужен общественный контроль, это наше предложение, можно даже сказать требование.

Похожие новости

Календарь новостей
«    Июнь 2022    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930