Умирала в муках: 80-летней онкобольной не выдали сильный обезболивающий препарат

Умирала в муках: 80-летней онкобольной  не выдали сильный обезболивающий препарат


Чтобы унять невыносимую боль, актюбинка нуждалась в сильнодействующем препарате. Однако она умерла в мучениях, так и не дождавшись его.

Артур САЙЫН


80-летнюю Людмилу Ольховую похоронили в начале ноября. Дети, внуки и правнуки покойной в слезах вспоминают последние дни, проведённые с ней. По словам внучки Марины Рыбалкиной, в начале этого года у Людмилы Васильевны выявили рак молочной железы. Требовалась операция, но врачи беспокоились, что женщина её не выдержит, и потому стали лечить медикаментозно. Вроде бы терапия дала результаты – показатели улучшились, но с лета началось ухудшение, пошли метастазы.

Бабушка, как рассказывает женщина, занималась дачей, управлялась по дому, общалась с внуками и правнуками и при этом старалась не жаловаться на здоровье. В середине октября Людмиле Ольховой стало трудно передвигаться, пишет @aktobe_times

- Ей стало намного хуже 17 октября, мы в последний раз были на приеме в онкологии (медцентр им. М. Оспанова), и она еле-еле спустилась с 5-го этажа, - вспоминает Марина Рыбалкина.

- Мы сдали все анализы, у неё был асцит, печень не работала. Я спросила у врача, сколько бабушке осталось, врач ответил, что всё зависит от сердца. Нам назначают гормональные препараты. Мы прекрасно понимали, что уже идет необратимый процесс.



«Каждый день таяла на глазах»

Дома у Людмилы Васильевны начались сильнейшие боли.

- Каждый день она на наших глазах таяла, всё так резко. Полный живот воды, с трудом ходила, сноха отводила её в ванну, ухаживала за ней. Бабушка почти не спала, просто дремала, - говорит внучка.

Людмила Васильевна была прикреплена к частному медицинскому центру. Чтобы снизить боль и наладить сон, ей нужны были обезболивающие.

- 27 октября мы обращаемся к нашему участковому врачу в «Шипагер-С», нам выписывают димедрол, мы покупаем его в аптеке. Субботу, воскресенье бабушке колем его – не помогает, - вспоминает Марина Рыбалкина.

Боли усиливались, родственники обратились в медицинский центр им М. Оспанова, где лечат онкобольных, за другими обезболивающими.

- 30 октября обращаемся в онкологию, просим дать талон, и нам выдают, но там не прописывается, какой именно препарат. Врач сказал, что это должен обозначить наш участковый врач, но устно сказала требовать морфий, потому что заболевание прогрессирует, и боли будут сильнее. Что морфий намного эффективнее, чем тот же трамадол.

Так, следующие сутки семья буквально борется за морфин, который бы облегчил состояние Людмилы Ольховой. Они неустанно обивают пороги поликлиники и требуют обезболивающее. Вскоре к ним домой, по словам Марины Рыбалкиной, пришла заведующая одного из отделений поликлиники.

- Она осмотрела бабушку, послушала, в итоге спросила, принимает ли бабушка желчегонные. Мы сказали да, но у нее глотательный рефлекс отсутствовал, мы со шприца ее отпаивали, но назад все отходит с рвотой. Заведующая сказала отпаивать компотом. Мы спросили, когда нам дадут обезболивающие, на что она ответила: «Ну, вы же видите, она же в сознании, у нее таких болей нет, неплохо выглядит». И ушла.

Позже пришел участковый врач.

- Она даже не осмотрела, сказала: «Вы готовьтесь, ей осталось несколько дней», - говорит другая внучка покойной Валентина Абышко. – Постарается, сказала, выбить морфий. Именно выбить.

К вечеру 30 октября Людмиле Ольховой все-таки выписали рецепт, правда, не на морфин, а на трамадол. Должного эффекта, как говорят внучки, препарат не дал, бабушке не удалось даже уснуть.

Не успели…

На утро они пошли в поликлинику и стали требовать морфин уже у руководства клиники, но, по словам внучек, разговора не вышло, и они пошли в управление здравоохранения, но и там им не смогли помочь. После визита в облздрав, в поликлинике, по словам родных, обнадежили, что найдут для бабушки морфин. Что даже пришлют врача и медсестру, которые сделают инъекцию.

- Приходят хирург и медсестра, - говорит Марина Рыбалкина. - Хирург открывает бабушке глаза, давит на живот и говорит: «Алё, бабушка, вы меня слышите?». А медсестра тряслась от страха, не зашла даже. Спросила, где наш препарат, а хирург говорит, что ничего об этом не знает. Начался скандал, и они уходят.

Внучки снова обращаются в поликлинику, им объяснили, что, якобы, достать морфин трудно, но он точно будет. Пока они ждут, бабушке становится хуже и хуже.

- У бабушки пошла кровь со рта сгустками, уже не разговаривала, - говорит Марина Рыбалкина.

1 ноября, как говорит Марина Рыбалкина, она снова выходит на связь с руководством поликлиники, ей сообщили, что препарат будет, но на следующий день.

- В 6:45 утра 2 ноября бабушка умирает, - говорит Марина Рыбалкина.



«Мы умоляли Господа, чтобы он ее забрал»

Семья до сих пор не может оправиться от потери.

- Никогда не думала, что мы будем просить, умолять Господа, чтобы он её забрал, чтобы она не мучилась. Ей было настолько плохо, тело все горело, у нас окно настежь было открыто, стояли вентиляторы, бабушка просила не трогать ее, ведь у нас руки горячие, - говорит Марина Рыбалкина.

- Она умирала в таких мучениях, мы чувствуем за собой такую вину, - говорит Валентина Абышко.

Родственники не намерены разбираться с врачами, они требуют лишь ответа: почему для тяжелобольных людей так сложно получить положенные препараты.

- Хочу, чтобы такие истории больше не повторялись, чтобы люди знали, что вообще надо делать. Вот мы оказались в такой ситуации и не знали, в какие двери биться, - заключила Марина Рыбалкина.

Ответ поликлиники

Репортер «АТ» обратился за комментариями в областное управление здравоохранения. Как выяснилось, вопросы редакции направили в клинику, где была прописана покойная. Ответ, полученный репортером «АТ» в мессенджер WhatsApp от администрации клиники, публикуем полностью.

«Администрация ЧМЦ «Шипагер-С» сообщает. Пациентка 1943 г.р., находилась на лечении и диспансерном учете у онколога по 2 клинической группе в МЦ ЗКМУ им. М.Оспанова.

27.10.2023г. дочь пациентки впервые обратилась к ВОП с просьбой выписать обезболивающее. До этого обезболивающие препараты не принимала. Были даны разъяснения по поводу этапности назначения обезболивающих средств. Рекомендован прием Кеторол 30 мг (1 ампула) внутримышечно 2-3 раза в день.

30.10.2023г. повторно пришли родственники за рецептом на сильнодействующие обезболивающие препараты.

ВОП осмотрела пациентку на дому. При расспросе пациентка отмечала, что «болей как таковых нет», беспокоит тошнота, рвота после выпитой воды и пищи, связывала с полученным курсом гормонотерапии (Анастрозол), слабость, бессонница. Боль в животе возникала только при поворотах туловища из-за асцита.

Понимая важность оказания своевременной помощи пациентке, а также соблюдая строгие требования к выписке сильнодействующих препаратов, наши сотрудники 02.11.2023г. к 09:00 часам подготовили все документы для получения специального рецептурного бланка, выписки и выдачи обезболивающего препарата.

К сожалению, 02.11.2023 в 06:45 пациентка умерла. Приносим искренние соболезнования родным».

Редакция «АТ» выражает соболезнования родным и близким Людмилы Ольховой.

Фотографии предоставлены родными Людмилы Ольховой.

Похожие новости

Календарь новостей
«    Май 2024    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031