22-09-2017 09:05Новости

«Уголовное дело закрыли. Это коррупция!»

«Уголовное дело закрыли. Это коррупция!»

Мать умершей в больнице актюбинки требует 20 миллионов тенге с трех медучреждений.

Татьяна ТОКАРЬ
aktobetimes@list.ru


«Я потеряла все»
В суд на врачей подала Алия Берниязова. Ее дочь умерла в июне 2013 года, в возрасте 20 лет. Незадолго до смерти Аида отметила день рождения, познакомила маму со своим парнем – студентом военного института сил воздушной обороны. У молодых были серьёзные планы.
- Со смертью Аиды я потеряла всё, - рассказывает Алия Берниязова. – Она мой единственный ребёнок, я поднимала её на ноги без мужа. Все четыре года после смерти дочери я хожу по инстанциям. Пытаюсь привлечь к ответственности врачей. Но они до сих пор работают и даже не извинились передо мной. От переживаний я потеряла здоровье, в январе перенесла операцию…

«Не могли поставить диагноз»
Безутешная мать рассказала: с марта 2013 года её дочь начала болеть. Аида худела на глазах. Они обратились в поликлинику, у девушки заподозрили гастрит. Без прохождения анализов ей выписали лекарства от гастрита. Они не помогли. В середине мая у Аиды начались головные боли. Мать предлагала ей ещё раз обратиться в поликлинику. Но девушка отказалась, ведь там сразу не смогли поставить ей диагноз.
- На 6 июня мы взяли билет в Астану, - продолжает Алия Берниязова. – Но дочь слегла. Пришла врач из поликлиники. Мы объяснили, что проверялись, медики не могут понять, почему дочь худеет и гаснет на глазах. Терапевт посоветовала обратиться к нашей заведующей в поликлинике, у нее большой опыт. Через время звонит наша медсестра, предлагает купить глюкозу и аскорбинку. Я побежала в аптеку, иду, а у меня ноги прямо едва двигаются. Я купила эти уколы. Медсестра пришла, сделала уколы. А после врач предложила сделать ещё 10 уколов глюкозы.
После уколов дочери стало плохо. Она пьёт воду, её рвёт. Пришлось вызвать скорую помощь. Скорая отказалась госпитализировать дочь. До утра она уже не могла даже вставать. Колени стали синими, зубы стиснуты.

Врачи пришли в 9 утра, положили её в больницу. При поступлении в ординаторской ей опять сделали укол глюкозы. На следующий день уровень сахара повысился до 30. Лишь тогда дочери диагностировали сахарный диабет. Она впала в кому, пролежала в реанимации 18 дней и умерла. Я считаю, что Аиду неправильно лечили. Только в больнице ей диагностировали сахарный диабет, и опять же не спасли.
Женщина подавала жалобы в областную и генеральную прокуратуру, пыталась привлечь медиков к ответственности по статье «Халатность».
- Полиция закрыла уголовное дело, - говорит Алия Берниязова. - Я считаю, что это коррупция. Поменялось 4 следователя. Следователь Н. сказал мне, что передаёт дело в суд. Спрашивал, сколько денег ушло у меня на продукты питания для поминок, на установку памятника. Но дело закрыли за отсутствием состава преступления.

Проверки нашли в больнице нарушения
Мать погибшей девушки обратилась в Департамент комитета контроля медицинской и фармацевтической деятельности по Актюбинской области. Руководитель департамента Рахимжан Арыстан еще в 2013 году ответил, что в трех медорганизациях города провели внеплановую проверку. Для неё привлекали специалистов из Уральска.
«Комиссия установила, что при оказании медицинской помощи вашей дочери врачи допустили недостатки организационно-тактического, лечебного характера, обусловившие оказание ей некачественной медицинской помощи, приведшей к её смерти, - пишет Рахимжан Арыстан. - В результате проверки материалы для принятия дальнейших мер направили в прокуратуру и следственное управление ДВД Актюбинской области, а такжде выдали предписание ректору ЗКГМУ им. Оспанова, первым руководителям проверенных клиник для принятия мер реагирования по данному случаю и принятия мер для недопущения впредь выявленных нарушений».

На вопросы следствия отвечали судмедэксперты под председательством Е. Бузаева. Они пришли к выводу, что впервые диагноз «сахарный диабет» Аиде Берниязовой выставили в стационаре – в медцентре ЗКГМУ им. Оспанова. Они написали, что «причиной развития отека головного мозга стало осложнение основного заболевания». Они указывают, что «в случае своевременного обращения больной в поликлинику и прохождения диагностики, не исключалась бы возможность своевременного установления истинного диагноза с назначением адекватного лечения».
Алия Берниязова считает, что сделала всё для спасения дочери:
- Я пыталась добиться возбуждения уголовного дела, но не получается, - плачет женщина. - За последние четыре года я всё потеряла – и здоровье, и ребенка. Я вижу, что в Казахстане нет справедливости! Конечно, кто не терял детей, меня не поймет…
Женщина оценила свой материальный и моральный вред в 20 миллионов тенге и подала иск в суд города Актобе на три организации здравоохранения.
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: