«Я не хочу потерять юношеский максимализм»



Об особенностях характера актюбинцев, различии поколений, опасности диктатуры и письме к Токаеву рассказывает Назерке Жумалина, руководитель проекта Qala.Lab, исследующего городские проблемы. Она создатель арт-пространства Kvartiraspace, в котором проходят выставки, встречи с писателями и музыкантами, урбанистами и художниками. Здесь организуют мастер-классы, поэтические вечера и даже танцевальные after party. А недавно Назерке открыла творческий инкубатор для поддержания креативного бизнеса.

Во время студенчества открыла блог в Instagram. Как начинающий урбанист, я делилась своей точкой зрения, как сделать город комфортным. Указывала на ошибки в градостроительстве. У представителей акимата, возможно, сложилось впечатление, что я диванный критик. А на самом деле это было простым хобби. Некоторые писали: не боюсь ли, что меня накажут? Я не боюсь критики, а тогда это был какой-то юношеский максимализм. Потом хобби переросло в целый проект - мы с другими ребятами создавали «движ», устраивали фестивали, различные ярмарки, выставки. И сейчас мы пытаемся внести нечто современное в культуру города.

Мое студенчество прошло очень активно, я училась в Турции. А возвращаясь в Актобе, понимала: чего-то городу не хватает. Будто все здесь мертвое. Если что-то и происходит, то какое-то старомодное, как это делает филармония или драмтеатр. Новшеств в городе не было, если что и было, то незначительного характера. Пришла мысль: если такого нет, то почему бы не создать своими руками.



«Наше поколение больше понимает важность общения»

Размышляла, к какому я все-таки принадлежу поколению, возможно, к миллениалам? Современные технологии у нашего поколения появились сравнительно позже, чем у зумеров. Зумеры уже выросли с соцсетями. Я думаю, наше поколение больше понимает важность общения. Зумеры кажутся более отстранённым поколением от живого мира, хотя разница в возрасте всего 3-4 года. Они думают, что все в жизни можно легко и быстро получить.

Урбанисты из Атырау, которых я пригласила в Актобе, намного младше меня. Они задали вопрос другому гостю (ему где-то за 40): «Вы некоммерческая организация, почему вы берете деньги из разных фондов? Вы могли бы просто развиваться на деньги горожан, открыв благотворительный счет». Зумерам всё кажется простым: якобы можно добиться всего по одному клику. С одной стороны, это хорошо, но с другой, мы понимаем: надо ко всему подходить системно. Это последствия глобализации: они видят мир как единое целое и вырастают на примерах из Европы, Запада. Хотят применить эти же технологии.

На самом деле наше общество пока не готово поддерживать такие организации, как наша. Но относишься с оптимизмом, что всё изменится шаг за шагом. Уже сейчас видим, как различные городские сообщества активизировались, появляются новые общественные инициативы.



«Наша женская модель сильно отличается от европейской»

Я против того, чтобы женщина сидела дома и кормила детей, вернее, чтобы ее роль только к этому сводилась. Наша женская модель на самом деле сильно отличается от европейской. Как пример, я вижу свою маму: она и работает 24 на 7, и в то же время успевает дома убираться, готовить, ухаживать за детьми и путешествовать.

Я думаю, что наша женщина отличается от других. Например, в Турции женщины либо работают - тогда за домом не смотрят, а нанимают кого-то; либо же сидят только дома и не работают. В этом плане наша казахская женщина мультифункциональна. Я все еще поражаюсь, как наши мамы берут все на себя: и зарабатывают деньги, и детей воспитают. Я вижу в этом вдохновляющую модель.

Когда мы жили в общежитии среди немцев, было такое, что позвали друзей. С соседкой-турчанкой начали все готовить, обслуживали гостей, после них убирали. А соседи-немцы на нас смотрели с удивлением: «Почему вы убираете, почему они должны сидеть, как короли?» В этом плане мы с турками похожи.

«Турция перевернула мое отношение к городу»

Когда я сказала родителям, что буду учиться на градостроителя, сама не совсем понимала особенности этой профессии. Просто изучала разные сферы и наткнулась на понятие urban planning - городское планирование. Ага, такое модное словечко! Начала изучать потихоньку и поняла, что это профессия будущего. Родители сначала не понимали, а потом поддержали.

После окончания Назарбаевской интеллектуальной школы я поступила в ЕНУ, но там не училась. Мне сразу пришло приглашение в турецкий университет в Измире. Отчислилась из ЕНУ в первый же день, уехала в Турцию. Попала на факультет архитектуры, специальность «Градостроительство».

Турция перевернула мое отношение к городу. Если просто гуляешь, то обязательно что-то происходит, улицы по-настоящему живые. У нас улицы, можно сказать, автомобилизированные, не для людей. Это сильно чувствуется. Единственная улица в Актобе, которую можно назвать живой, это проспект Абилкайыр хана в районе стадиона и «Коныса». Там чувствуется город: много людей, развивается бизнес. На этом, пожалуй, и все.

«Актюбинцы мне кажутся немного агрессивными»

Актюбинцы мне кажутся немного агрессивными, и это не только мое мнение. Я спрашивала о впечатлениях у наших гостей из Атырау, для которых устроила экскурсию. Они сказали: «Ваши люди какие-то агрессивные, злые». Возможно, это сложилось из-за того, что у нас агрессивная среда. Когда ты выходишь из дома, то уже сталкиваешься со стрессом: дороги некачественные, пыль, пробки, плохая экология, проблемы с общественным транспортом. Но я верю, что в душе актюбинцы добрые. Они по-другому открываются на фестивалях, выставках. Когда чувствуешь обратную связь от людей, понимаешь, что не зря все это делаешь.

«Эрдоган действует, как диктатор»

Мне кажется политика Эрдогана нелиберальной, недемократичной, не такой, какую хотели сами турки. В Турции есть разные регионы. Есть те, которые за него, а есть, которые против. Измирцы – либералы, они против диктаторства. Могу привести пример из градостроительства. Например, Эрдоган хочет построить канал «Стамбул». Он действует, как диктатор: не проводит анализов, как это должно быть в градостроительстве, не учитывает экологических последствий. Эрдоган сказал: «Сделать!» - и строительство начато. На самом деле многие против. Сейчас в плане градостроительства в Турции все хромает. То, что было начато, теперь не продолжается. Анкара застраивается хаотично, город становится недружелюбным, таким, как Актобе - не для людей.

«Мы написали Токаеву»

Мы недавно написали открытое письмо к президенту Токаеву совместно с другими организациями Казахстана. Мы хотим, чтобы были приняты реформы в области градостроительства. Хотим, чтобы у нас были независимые экспертные сообщества, группы, которые следили бы за порядком принятых архитектурных решений. Второе - чтобы проводились конкурсы. Например, у нас есть социально-важные объекты, их непонятно кто делает, кто разрабатывает. Если бы объявлялись архитектурные конкурсы, то молодые архитекторы могли пробовать себя. Тогда и результаты оказались бы совсем другими.

Мы теряем архитектурное наследие, которые могли бы сберечь. Например, в старой части Актобе есть кафе. Это первое для города казахское училище, которое было построено в 1894 году. Оно создано по инициативе Ыбрая Алтынсарина для девочек. А состояние сейчас такое… Самим можно сходить и посмотреть. Краеведческий музей тоже в плачевном состоянии. Если бы экспертное сообщество следило за их состоянием, было бы по-другому. Например, акимат принял решение переехать в иное здание, сообщество предложило бы другие варианты. Главное, чтобы такие сообщества на законодательном уровне участвовали в принятии решений.

Нет нужных фондов

На самом деле, обидно, что в нашем государстве нет фондов, поддерживающих социально-общественные проекты и гражданские инициативы. Наши генеральные партнёры – «Фонд Сорос – Казахстан», National Alumni Network. Они из США. Обидно, что Казахстан не имеет заинтересованности или возможности помогать таким проектам. С одной стороны, я рада, что богатые страны вносят свой вклад, чтобы развивать культуру в нашей республике.

«Нас не слышат почему-то»

Некоторые наши предложения властями были услышаны, что очень нас удивило. Например, на улице 101-ой Стрелковой бригады мы предложили создать пешеходную зону, но для начала просили провести тестирование, чтобы узнать все плюсы и минусы. Просто перекрывают дорогу с 8 вечера до 6 утра. Это хоть какой-то первый шаг. Но тестирование нужно было производить в разное время, и только потом следовало прийти к какому-то решению. Мне кажется, итогов еще не подвели, но уже положительные сдвиги есть, бизнес стал развиваться, людям нравится.

Другая проблема: у нас есть жилые массивы, в которых нет инфраструктуры - ни водоснабжения, ни электричества. Такими земельные участки выдавались людям, потом жители жалуются годами и просят, чтобы им провели элементарные вещи. Мы высказали нашу критику. Через 6 месяцев вижу в новостных пабликах радостное сообщение, что акимат запретил выдачу земельных участков под ИЖС без подведения инфраструктуры.

Очень много проблем! Нас не слышат почему-то. Например, скоро будет построен микрорайон «Батыс-3». Актобе увеличивают вширь, вместо того, чтобы позаботиться об уже созданных районах. В «Батыс-2», к примеру, нет ливневых систем, улицы нечеловеческого масштаба, тенденция идет к автомобилизации… Сколько раз об этом говорили.

О Жилгородке: «Не вижу конкретной работы»

Я общалась с жителями Жилгородка, многие недовольны, говорят: «Одна бригада начинает ремонт, медленным темпом и не до конца доделывают, качество ремонта - так себе». Просто покрасили дома, ничего не восстановили. Не вижу конкретной работы: провели так называемую «реконструкцию» улицы Бейбитшилик, а о тротуарах никто не позаботился, только асфальт постелили. А так Жилгородок - район замечательный, уютный, человеческого масштаба. Есть социально-культурные объекты, которые теряют актуальность. Почему бы туда не привлечь молодежь, чтобы они реализовали свои проекты? Район нужно развивать, ведь там нет, по сути, нормальных условий для бизнеса.

«Не хочется загонять себя в рамки и привязываться к ярлыкам»

Я бы не сказала, что вернулась в Актобе навсегда, есть другие планы. Приехала, чтобы развивать проект Qala.Lab. Пробую себя в разных сферах, не хочу ограничиваться сферой урбанистки. Жизнь большая, не хочется загонять себя в какие-то рамки и привязываться к ярлыкам.

«Мечтаю стать гражданином мира»

Я не хочу потерять юношеский максимализм, хочу нести это с собой на протяжении всей жизни. Потому что так ты всегда на эмоциях с креативными идеями. Считаю это важной чертой у человека.

Мечтаю стать гражданином мира: когда у тебя нет границ, а твоя страна - не только Казахстан, когда можешь жить и в других странах, создавать свои проекты и мыслить глобально, принимая всех людей, как своих.

Беседовал Артур САЙЫН
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: