Что стоит за обмелением Шалкара?



Корреспондент АТ вместе с эко-активистами побывал в Шалкарском районе. Маршрут поездки был составлен таким образом, чтобы изучить водосборную площадь реки Кауылжыр, которая берет начало в горах Мугоджарах, и несет свои воды в многострадальное озеро Шалкар.

Артур САЙЫН, статья от 15 апреля 2021 года


Забегая вперед, хочется отметить: то, что мы увидели собственными глазами, повергло всех участников экспедиции в отчаянье. Но расскажу обо всем по порядку.

«В легких скота мы находим пыль»

Первая наша остановка была в селе Бершугир. Здесь располагается целое семейство вулканических построек или семь базальтовых гор во главе с горой Большой Бохтыбай. На склонах этих вулканов, как утверждают геологи, сохранились хорошо выраженные потоки лавы от вершины (жерла) до подножья.

В этой местности больше 10 щебеночных заводов. Древесная растительность или березово-осиновые колки отсутствует. Деревья можно пересчитать на пальцах одной руки. Вся пыль от заводов накрывает и без того умирающее село.



- Основная проблема у нас исходит от щебеночных заводов. В первую очередь, это пыль: нам нечем дышать! - говорит житель села Бершугир Изгоныс Сатыбалдин. – Местные жители часто болеют, у многих астма. Когда режем скотину на согым, то в легких находим пыль. Если стираем одежду – на улице не сушим, понятно почему. Молодежь здесь долго не держится, в основном все стараются переехать. В 60-70 годы, когда мы были пацанами, воды здесь было много. Потом начали строить эти заводы, один за другим. Родники стали высыхать, грубо говоря, они уже исчезли.

Талым водам, текущим с гор, препятствуют заводы. Ведь они стоят прямо у подножий. А еще свое влияние оказывает инфраструктура: железная дорога и автотрассы. Об этом заявляет инженер со стажем Александр Мандрыкин.



- Я думаю, что интенсивная промышленная разработка приводит к недостатку воды уже в Бершугире, потом в Шалкаре, - говорит Александр Мандрыкин. – Судя по ландшафту, зеленые насаждения раньше здесь проходили по логам, лощинам. Если говорить о потоках, наполняющих озеро Шалкар, то тут естественным путем перекрыли все истоки, раздробили на мелкие потоки и пустили их на испарение. Нейтрализовать пагубные последствия деятельности заводов можно (и нужно!) путем рекультивации. То есть, все эти карьеры должны утопать в зелени. Но весь разговор в том, что изначально исчезают подпитывающие источники воды. Ведь почва под деревьями быстро поглощает воду и восполняет запасы грунтовых вод.

Руководитель проектного офиса «Адалдық алаңы» по экологии Актюбинской области Акылжан Телеуов добавил, что пыль приводит к деградации почвы, а попадая в огромных количествах в воду, забивает естественные пути потока.



- Мало того, что мы видим здесь преграды на пути истоков, пыль от заводов приводит к деградации почвенного покрова. Я был здесь в 1985 году, тут была непроходимая роща с родниковой подпиткой, а осталось - стыдно сказать, что… Пыль забивает почву, не дает расти растительности. Мы вот видим, что и почва имеет далеко не естественный цвет – пепельный. Водные потоки идут со всеми взвесями и, оседая, забивают русла рек, - комментирует Акылжан Телеуов.

Как сказал местный житель Изгоныс Сатыбалдин, раньше было множество родников рядом с горной вершиной. Александр Мандрыкин и Акылжан Телеуов уверяют, что исчезли они из-за взрывов на щебеночных заводах. Из-за них просаживается порода, вода уходит.

Но возможно, не только взрывы влияют на исчезновение воды. По пути мы увидели ключ, засыпанный грудой камней.

Эксперты были ошарашены:

- Это - как вены, в которых образовался тромб. Это незаконно, это преступление, здесь просто инородное тело забило поток. Как минимум, это административное дело! – возмущается А. Мандрыкин.

Бершугир когда-то процветал, вспоминают местные жители. Нам даже рассказали легенду, связанную с этим местом. Когда-то давно у одного украинского купца заболел сын. Его не могли вылечить лучшие врачи. Купец решил обратиться к заморским лекарям из Англии. Как известно, тогда еще колониальная держава разведывала земли средней Азии, их ученые знали об особенностях местного климата. И якобы тамошние врачи порекомендовали лечить кумысом больного сына купца именно в Бершугире. Так купец, приехав сюда с подарками для местного правителя, попросил вылечить его сына. И чудо случилось: кумыс и природа благотворно повлияли на парня! С тех пор Бершугир прославился, здесь же до недавнего времени был и противотуберкулёзный санаторий.

Легенда красивая, но реальность удручающая. Дома старые, в поселке нет газа. Многие рвутся в город, от прежних красот, которые люди еще успели застать при Союзе, не осталось почти ничего. Жители говорят, что посёлок один, а вокруг столько заводов, среди них еще есть «миллионники» (столько добывают щебня в год. - Авт.).

- Хотя бы 5% от их доходов стали неплохим подспорьем для села, - мечтают местные жители.

«Опять теряем воду!»

Дальше мы поехали в сторону села Алабас, по пути заметили поток воды, который шел зигзагами по каналам. Так как деревьев там нет, и почва не укреплена, то прямо при нас откололся большой кусок земли – еще одна потенциальная преграда для воды.



«Нужно сажать деревья!» - заявили мои попутчики. А еще А.Телеуов отметил, что местами нужно выпрямлять русло, чтобы не было никаких зигзагов и петель. Так можно уменьшить риски потери и задержки воды. Естественно, невольно задумаешься: а сколько еще таких мест, которые мы не увидели? Сколько драгоценной воды может растекаться в степи и теряться на пути в Шалкар?

Когда мы доехали до села Алабас, то увидели мощный поток воды, он тоже впадает в реку Кауылжыр. Это место является главным ее истоком. Здесь эксперты были рады тому, что особых преград для воды нет.

Опасный оазис

Мы двинулись дальше в поселок под названием Соленый. Здесь местные жители, по-видимому, стремясь сохранить воду в малоснежные годы, создали искусственный оазис, ведь им нужно поить скот. Но сделали они это с помощью насыпей.
- Грунт весной смывает, - объясняет А. Мандрыкин. - Сейчас то, что мы видим, это попытка остановить воду. Сделали оазис, видимо, чтобы вода оставалась, но такой грунт не удержит, только деревья бы смогли помочь. Тогда воды здесь оставалось бы достаточно, и часть в Шалкар уходила бы.

- Эта насыпь, или песочный барьер, смывается, вода растекается по всей поверхности поймы и испаряется быстро, учитывая сильный ветер и площадь, по которой разлилась вода. Просто растянули территорию. А если был бы зеленый оазис, все было бы иначе. Опять теряем воду! - добавил Акылжан Телеуов.

Роковая развилка

На второй день экспедиции мы отправились в Шалкар. Перед этим наша группа отправилась на так называемый 67-й разъезд, это в 5 км от города. Здесь перед нами открылась еще одна печальная картина. Река Кауылжыр, которая питает озеро Шалкар, помимо основного потока, разделяется и разливается еще на две стороны, образуя своеобразные лиманы. Так как у нас был дрон, мы смогли увидеть сверху масштабы потерь воды.



Снимки ярко демонстрируют, сколько воды будет подвержено испарению из-за разлива. Наши эксперты разделились во мнениях. А. Мандрыкин считает, что нужно установить шлюзы. Мол, лиманы естественные, и их надо сохранить, А.Телеуов считает, что нужно полностью перекрыть выход вод в стороны, сформировать русло, чтобы все уходило прямо в озеро.

Помимо разветвления в две стороны, вся прилегающая к руслу территория - в рытвинах, эрозионных каналах, промоинах, по которым тоже может уходить драгоценная влага.

«Этот год самый катастрофический»

Наконец мы оказались на многострадальном озере Шалкар. Мы спокойно проходим пешком по дну там, где раньше воды было по пояс.

Сейчас здесь вовсю идут работы по очистке дна озера. Экскаваторы выгребают ил и мусор.

Пользователь рыбного хозяйства, егерь Ганибек Султанов после замора рыбы в 2014-2015 годах восстанавливал их популяцию. Об озере, как говорит мужчина, он знает все.



- Площадь озера составляет 1000 гектаров, длина озера 6,5 км, ширина в узком месте - 300 метров, в широком месте - 800 метров. В полноводном состоянии глубина озера составляла 4,5 метра. А это мы наблюдали в последний раз в 2017 году. Сейчас состояние критическое. При глубине 1,6-1,7 м и плюс 60 см льда, рыба выжила. Воды осталось 3,5 – 4 миллиона из 25 миллионов кубометров. Этот год самый катастрофический, дальше уже никуда. Рыба погибнет, а это барометр экологического состояния, - говорит Ганибек Султанов.

Житель Шалкара, активист Ильяс Резванов неоднократно обращался к министру экологии с требованиями не претворять в жизнь проект по очистке дна в Шалкаре. Он уверен, что прежде очистки дна в озере нужно было проверить притоки реки Кауылжыр и саму реку.



- Я все понимаю, но благими намерениями выстлана дорога в ад, - говорит Ильяс Резванов. - Я не думаю, что за очистку дна озера взялись дилетанты, потому что это очень серьезное дело. Это касается здоровья и жизни местного населения. Но, судя по их действиям, мне кажется, что это очень заманчивая сумма - 3,5 млрд. Почему, не выясняя причины обмеления, мы начали бороться со следствием? Сначала надо открыть хотя бы русла реки Кауылжыр и все ее притоки. Если я, сидя в Шалкаре и рассматривая спутниковые снимки от Алабаса до Бершугира, вижу, что у истоков реки Кауылжыр - 41 запруда, что, экологи этого не знают? Водные ресурсы имеют стратегическое значение. Иными словами, нужно все рассмотреть, что происходит с Кауылжыром, прежде чем начинать чистить дно. Далее: я убежден, что и заводы также виновны в ситуации на Шалкаре. Ведь мы знаем, что при каждом взрыве идет расслоение почвы, трещины, и вся эта вода впитывается. По моим подсчетам, мы теряем 50-60% воды. Когда был маленький, у нас еще хуже были времена: когда было очень мало снега и дождей, но вода в Шалкаре была! Почему? Тогда не было этих заводов. Я не говорю: закрывайте все эти заводы. Пусть они выполняют свои задачи, но пусть проводят рекультивацию по закону. Боюсь, что уничтожат не только озеро, но и Шалкар, как город. Хочу, чтобы мои внуки тоже купались в озере, так же, как и я когда-то.

Озеро Шалкар, конечно, пока не исчезло полностью, и ту его часть, где вода еще осталась, местные жители прозвали думой.



Подводя итоги поездки, мои попутчики пришли к выводу, что собрали-таки доказательства того, как вода, начиная с Мугоджарских гор, теряется из-за ряда препятствий, которые чинят не только хозяйствующие субъекты, но и сами жители. И что в таком случае очистка дна озера может не дать ожидаемых результатов, ведь наполняться Шалкару все равно нечем. С результатами своих наблюдений эксперты намерены ознакомить общественность.
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Код:
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: